5a9fb8b9157788cb
Главная » ФИНАНСЫ » У крымского «Инкермана» появился новый владелец

У крымского «Инкермана» появился новый владелец

Фото: Zaharin.winery / Facebook

Владельцем Инкерманского завода марочных вин стал винодел Валерий Захарьин, сообщила РБК Лариса Шимчук, и.о. директора крымского винодельческого предприятия, и подтвердил новый собственник.

Как рассказал РБК Захарьин, сделка, по итогам которой он консолидировал 100% головной компании Inkerman International AB, была закрыта в среду, 24 апреля. В числе приобретенных активов — Инкерманский завод марочных вин, совхоз «Качинский+» и агрофирма «Черноморец».

Что известно о новом владельце и в чем особенности сделки — разбирался РБК.

Кто был владельцем «Инкермана»

Инкерманский завод марочных вин был основан в 1961 году и является одним из крупнейших в Крыму: ему принадлежит 2,7 тыс. га виноградников. Для сравнения, крупнейшему винодельческому предприятию региона — «Массандре» — принадлежит 4 тыс. га виноградников, «Алеф-Виналь-Крым» (бренд Villa Krim) — 1,9 тыс. га.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

С 2011 года все активы «Инкермана» — завод, совхоз, агрофирма — были консолидированы в холдинг Inkerman International AB со штаб-квартирой в Стокгольме. Тогда же, в 2011 году, украинский предприниматель Валерий Шамотий, которому на тот момент принадлежали активы винодельческой компании, продал часть бизнеса инвестфондам Horizon Capital (получил 20%) и Hartwall Capital (40%). Но в 2016-м, как сообщал бывший гендиректор «Инкермана» Сергей Лебедев, структура собственников выглядела уже немного иначе: у Hartwall Capital — 40%, у украинской компании Шамотия — «Логос девелопмент» — 40%, а вместо Horizon Capital в акционерах появился также китайский фонд Pan Chang c 20%.

Представитель фонда Hartwall Capital подтвердил РБК сделку, но отказался комментировать ее условия и детали. Связаться с представителями других акционеров на момент публикации не удалось.

Что известно про нового владельца «Инкермана»

«Валерий Захарьин — человек непростой и целеустремленный», — пишет винный эксперт Артур Саркисян в своем авторском гиде «Российские вина 2019» о новом владельце «Инкермана». Общая площадь виноградников «Дома Захарьиных» — 88 га. Большая часть — 55 га — была заложена в 2002 году в Степном Крыму, остальные 33 га — в 2008-м в Бахчисарайском районе Крыма. Винодельня выпускает вина под марками «Дом Захарьиных», «Баккал Су», «Хороший год». Но известность Захарьин получил со своей линейкой вин из автохтонных (локальных) сортов винограда — «сары пандас» и «кефесия».

Согласно гиду Саркисяна, объем выпуска «Дома Захарьиных» — 200 тыс. бутылок в год. Для сравнения, у приобретенного им «Инкермана» этот показатель — 11,5–12 млн бутылок. Собственной винодельни у Захарьина нет: переработка винограда, который «Дом Захарьиных» производит и частично закупает в нескольких крымских зонах, а также розлив вина происходят на партнерском заводе. Бочки с вином, в частности, хранятся в специальной выделенной штольне Инкерманского завода.

По данным СПАРК, Захарьину принадлежат более десяти компаний, занимающихся (указано как основной вид деятельности) выращиванием винограда или продажей напитков. Оборот самой крупной (исходя из представленных данных за 2017 год) — оптового ООО «Интерфин» — 334,167 млн руб. У ООО «Дом Захарьиных» — 13,51 млн руб. ​ Выручка только Инкерманского завода в 2017-м — 1,81 млрд руб.

По оценке руководителя проекта WineRetail Александра Ставцева, производственные активы и бренд группы «Инкерман» (без учета стоимости земли) могут стоить около $100 млн. Один из самых ценных активов — именно бренд, который является одним из немногих сложившихся узнаваемых торговых марок на российском винодельческом рынке наряду с «Абрау-Дюрсо» и «Массандрой», отмечает эксперт. По его словам, стоимость земли в регионе Западного Крыма и Севастополя в зависимости от расположения может составлять $5–10 тыс. за гектар. «С учетом того, что на этих землях находится плодоносящий виноградник, правильно давать оценку по верхней планке диапазона», — уточнил он. По словам собеседника РБК, все производственные активы «Инкермана» достаточно хорошего качества, оснащены современным оборудованием. В частности, одно из современных мощных подразделений розлива среди всего крымского виноделия располагается на предприятии «Черноморец». Инвестиционный план в этот актив группы составлял около €40 млн, значительная часть этого плана была реализована.

Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

Зачем Захарьин купил «Инкерман»

«Производственный потенциал «Инкермана» гораздо больше [текущего объема выпуска] — до 50–70 млн бутылок в год, — отмечает новый владелец. — Собственная сырьевая база уже сейчас достигает 20 тыс. т винограда, также есть свободные площади под посадку, поэтому ее планируется развивать». По его словам, в течение пяти лет планируется высадить не менее 1 тыс. га новых виноградников, есть у него и планы по развитию новых направлений, например игристых вин. «Существует достаточное количество льгот по развитию винодельческого сектора: сейчас практически 80% средств, потраченных на закладку винограда, может быть возвращено из бюджета, и в компании планируют этим пользоваться», — анонсирует Захарьин. Инвестклимат в Крыму он назвал хорошим.

Что необычного в сделке

Еще на прошлой неделе источники РБК рассказывали о том, что собственником «Инкермана» станет структура банка «Россия». Впервые об интересе этого инвестора стало известно в ноябре прошлого года. Как рассказывал тогда РБК Сергей Лебедев, переговоры шли с несколькими потенциальными претендентами больше года, но именно с «Южным проектом» (структура банка «Россия») было больше всего конкретики. У структур банка «Россия» уже есть винодельческие проекты в Крыму. В ​декабре 2017-го «Южный проект» на торгах выкупил 100% акций одного из старейших винодельческих предприятий Крыма — АО «Завод шампанских вин «Новый Свет» — за 1,5 млрд руб. В конце марта 2019-го Совет по улучшению инвестиционного климата Крыма одобрил проект по «организации современного сельскохозяйственного производства технического винограда» в Бахчисарайском районе республики.

Активность структур банка «Россия» в винодельческой индустрии Крыма источники РБК на алкогольном рынке объясняли так: после вхождения Крыма в состав России и последовавшего за этим перехода винодельческих предприятий на баланс российских структур стало понятно, что их сделать прибыльными и развивать можно в основном за счет привлечения частных инвестиций. «Но с учетом особого, санкционного, статуса территории привлечь финансирование можно было только у тех, кто уже находится в санкционном списке, или у тех, кто знал, что скоро в нем окажется», — пояснял собеседник. ​

«Один из возможных сценариев, который обсуждался как минимум на региональном уровне, — это создание некоего единого винного кластера в Крыму за счет объединения нескольких предприятий, находящихся в [федеральной или региональной] госсобственности под единым управлением», — рассказывал один из источников на алкогольном рынке.

Как рассказывали источники РБК, «Южный проект», вероятно, будет претендовать и на главный винодельческий актив Крыма — знаменитую «Массандру», которую власти планируют приватизировать уже до конца текущего года или же в первом квартале 2020-го.

Однако конфигурация сделки «Южного проекта» с «Инкерманом» могла вызвать вопросы из-за санкционных рисков.

Закон CAATSA («О противодействии противникам Америки посредством санкций»), подписанный президентом США Дональдом Трампом в августе 2017 года, сделал обязательным введение санкций против граждан и компаний за пределами США (foreign persons), которые будут замечены в содействии «существенным транзакциям» в интересах российских лиц, внесенных в санкционные списки в связи с конфликтом на Украине. Фактически это привело к тому, что компании из любой страны (не только США) подвергаются риску вторичных американских санкций, если они совершают сделки с российскими фигурантами списка SDN (перечень заблокированных в США лиц). «Любые лица, которые вступают в сделки с фигурантами антироссийских санкций, рискуют сами попасть под санкции», — объясняла в августе 2018 года заместитель министра финансов США по финансовой разведке Сигал Манделкер.

Один из источников РБК, близкий к руководству «Инкермана», объясняет продажу предприятия именно Захарьину проблематичностью сделки между санкционным банком или его структурами и иностранными инвесторами.

Захарьин утверждает, что сделка совершена в его собственных интересах, он планирует развивать винодельческое хозяйство как на собственные, так и на заемные средства.

Автор:
Ольга Дубравицкая

При участии:
Ирина Парфентьева, Иван Ткачёв

Источник

Оставить комментарий