5a9fb8b9157788cb
Главная » СПОРТ » «С Кокориным Паша стал другим: приходил из стрип-клуба, еле стоя на ногах» Откровения бывшей Мамаева

«С Кокориным Паша стал другим: приходил из стрип-клуба, еле стоя на ногах» Откровения бывшей Мамаева

Фото:
SPORT24.ru

Пока Павел Мамаев сидит в СИЗО — о нем говорят близкие, друзья, футболисты. Ну и жена Алана Мамаева — ее выступления особенно прекрасны. Но интереснее всего про полузащитника «Краснодара» неожиданно рассказала Юлия Евтух. Это бывшая девушка Мамаева. Юлия прожила в гражанском брате с Павлом почти 5 лет, но в 2013-м пара рассталась. Зато в 2019-м Евтух дала мощное интервью журналу Караван историй. В нем есть примерно все, что вы хотели знать о Мамаеве-человеке.
«Он потребовал: «Диктуй свой номер телефона!». Мамаев и история любви

«Пашка прицепился ко мне в клубе Zona — было такое популярное заведение в районе метро «Автозаводская». Я не любитель злачных мест, подружка вытащила: пойдем да пойдем — что в пятницу вечером дома сидеть. Ну я и пошла, прихватив заодно старшего брата Женю.
А тут этот Паша, похожий на Пьера Ришара, — на танцполе все время оказывался рядом. Смотрел и улыбался. В какой-то момент спросил, кивнув на Женьку:
— Парень твой?
— Нет, брат.

Когда мы уходили, он подошел и потребовал: «Диктуй свой номер телефона!» Растерявшись от такого напора, продиктовала. Позвонил на следующий день — пригласил погулять. Помню, что не хотела идти: он мне совершенно не понравился, я положила глаз на Артема — пятикурсника нашего института. Но подружка, с которой я поделилась, что звонил «этот кучерявый из клуба», сказала: «Да ладно, развейся». И я пошла. Раз, второй, третий… Это были обычные свидания, ни к чему не обязывающие, — погуляли по набережной, сходили в кино.
Ухаживал Паша красиво. Улетел в отпуск на Гоа с мамой и сестрой — оттуда слал бесконечные «скучаю», привез подарок — украшение на шею из белого золота с крошечными жемчужинами. С гордостью сказал: «Мама выбирала…» А мы к тому времени виделись четвертый или пятый раз! И я отказалась, родители внушали, что неприлично принимать от мужчины дорогие подарки.
Мамаев обиделся, рассердился:
— Если не возьмешь, выброшу!

— Ну ладно, ладно, не кипятись.
«Называли друг друга Роднуля». Мамаев и теплота
«Мы часто ходили с ним по магазинам и покупали подарки маме и сестре Паши — он перебирал вещи с такой теплотой: «Вот это маме точно понравится…» Я любовалась им. Есть поговорка: как относится к маме, так будет относиться к жене. Глядя на него, думала, что не каждому на этой земле удается найти свою половинку, а вот нам повезло. Мы называли друг друга Роднуля. Никаких «зай» и «котиков».
Ездили в Дубай с ним, его мамой и сестрой — впервые из московской зимы я улетела в лето, сменила шубу на шорты и топ, так было удивительно и непривычно. Пашка трогательно ухаживал. На пляже лежак принесет, спину кремом намажет, чтобы не обгорела. Заботился он и о маме, и о сестре.
В 2007-м Паша перешел в ЦСКА. Клуб снял ему квартиру, и он стал жить отдельно от родителей. Предложил переехать к нему. Дома грянул скандал — мой папа категорически не хотел отпускать: «Моя дочь будет жить с мужчиной без штампа в паспорте?!». Я пыталась объяснить: «Свадьба будет, но чуть позже. Паша сказал, что пока на пышную нет денег, а ему хочется, чтобы у меня было все самое лучшее».

Мамаев действительно так говорил. И как мне казалось, был искренен».

«Мамаев открыл окно и заорал трехэтажным матом». Мамаев и конфликты
«Как-то приезжаем домой. Мамаев к тому времени уже хорошо зарабатывал, первым делом купил очень дорогой автомобиль, всегда ставил его на одно и то же место возле дома. И вдруг — о ужас! — на своем парковочном пятачке обнаруживает другую машину, за рулем сидит какой-то мужчина. Мамаев открыл окно и заорал трехэтажным матом. Парень из соседнего авто тоже молчать не стал. Дело шло к драке. Я выскочила, бросилась между ними: «Ребята, не ссорьтесь… — повернулась к „неприятелю“: — Извините нас, пожалуйста, был тяжелый день».
Парень успокоился, сказал, что он водитель одного бизнесмена, ждет хозяина — сейчас они уедут. То есть ситуация не стоила выеденного яйца. Потом ругала Пашу: «Ну заняли твое место — можно просто попросить освободить, отъехать, сказать то же самое, но спокойно, зачем сразу срываться?». Пашка извинился: «Прости, не сдержался».

Он, конечно, вспыльчивый, заводится с пол-оборота. В прессе часто писали, как Мамаев ругался с Леонидом Викторовичем Слуцким и другими тренерами, игроками. И при мне не раз психовал, сетовал, что держат «на банке», а это было наказанием. Он снова психовал и высказывал все, что думает, — и снова его наказывали. И так по кругу».
«Загул в Монако был не единственным». Мамаев и Монте-Карло
«В какой-то момент он, как говорится, берега попутал. Знаменитый загул с Кокориным в Монте-Карло был не единственным — просто тогда они попались: кто-то их сфотографировал, снимки попали в прессу. В другие вечера было то же самое.

Как в Монте-Карло они с Кокориным поили шампанским посетителей клуба, так и в Москве Мамаев часто платил за всех. Наутро, случалось, не мог вспомнить, куда потратил очередную крупную сумму. Но не расстраивался».
«Паше очень нравилось казаться крутым». Мамаев и понты
«Я помню, как, начав хорошо зарабатывать, Паша зашел в магазин брендовой одежды, бросил на стол пачку денег: «Хочу крутые шмотки. На все!» Продавщицы принялись суетиться, бегать вокруг важного клиента. Из бутика вышел весь в вещах очень дорогой марки: от кепки до, извините, трусов.
Дома с гордостью продемонстрировал все до единой этикетки. Очень ему понравилось казаться крутым. Верхом шика когда-то считалось иметь телефон определенной фирмы, и конечно же, он сразу появился у Пашки. Стоил каких-то неимоверных денег. Проявилась в нем эта показушность. Или в ресторане выкладывал на столик, на самый центр, ключи от автомобиля. Чтобы и официанты тоже видели, какая у него тачка. На мой взгляд, все это — дешевые понты. Кокорин, по-моему, совершенно такой же понтярщик».
«Этот Кокорин гоготал как гопник». Мамаев и его лучший друг Саша
«Познакомившись в сборной, Павел и Саша стали друзьями не разлей вода. До их знакомства у нас сложился свой круг общения — семейные футболисты, с детьми. Дружили с Олей и Васей Березуцкими, Дианой и Жорой Щенниковыми, Наташей и Сергеем Игнашевич, Катей и Игорем Смольниковыми, с Катей до сих пор поддерживаем отличные отношения. Большой компанией ездили в Дубай отмечать Новый год. Загорали на пляже, играли в волейбол, а вечером в мафию. Тут же детишки бегают — все мило и по-домашнему.

У Кокорина тогда не было постоянной девушки, появлялись какие-то временные подруги. Молодой, борзый, ветер в голове. Мне он с первой встречи ужасно не понравился. Мы с Мамаевым, помню, сидели в ресторане, и приехал этот Кокорин. Подсел к нам за столик, развалился, ноги чуть ли не на стол положил. Гогочет как какой-то гопник. Стеб, шуточки дурацкие — как у пацанов, которые у подъезда семки щелкают и у прохожих мелочь отжимают. Знаете, как себя такие люди ведут: если пить — то до «синьки», чтобы в дрова… Только дворовая пацанва хлещет самогон или пиво, а звезды футбола — элитный алкоголь по паре сотен долларов за бутылку.
С Кокориным он стал совсем другим. И раньше любил проводить время в стрип-барах и ночных клубах. Я иногда отпускала, примерно раз в месяц, думала — пусть развеется, выпустит пар. Доверяла ему тогда. Если видела, что зачастил, могла попросить посидеть дома, и он меня слушался. Но теперь просто уходил и являлся под утро, еле стоя на ногах. Разумеется, тусовать они ходили с Сашей Кокориным».
«Ты или Кокорин? Выбор будет не в твою пользу!». Мамаев и гулянки в клубах
«Однажды попыталась выдвинуть условие: «Выбирай — я или Кокорин». И тут Паша говорит очень спокойно и холодно: «Никогда — запомни — никогда больше не ставь мне ультиматумов! Выбор будет не в твою пользу!».
И ушел. А я проплакала всю ночь.
Как-то напросилась с ним в ночной клуб. У Пашки был заказан ВИП-столик, места для избранных, так сказать. За этим столиком сидели несколько парней, девчонки модельной внешности рядом трутся. На сцене полуголые танцовщицы. Один наш общий приятель из сборной с какой-то красоткой обжимается, чуть ли не на диванчик ее завалил.

Шепчу Паше: «У него ведь жена и дети» Мамаев ответил, что в этих стенах все — холостяки. Официантка подходит — Пашка лезет в карман, достает бумажник, а из него пять тысяч рублей, кладет ей в карман: «Это тебе на чай» Пацаны за столиком одобрительно гудят, «модельные» девочки буквально поедают Пашу глазами. Он, совсем уже захмелев, кричит: «Всех угощаю!». Кому и что он хотел доказать?».
«Всюду были иконы, а на тумбочке — Библия». Мамаев и религия
«Паша Мамаев — тот, каким я его знала и любила, — не был плохим человеком. Совсем наоборот. Заботливый, внимательный и… набожный. Впервые оказавшись у него дома, обомлела: всюду были развешаны иконы, а на прикроватной тумбочке лежала Библия. Удивилась и даже чуть-чуть испугалась: непривычно видеть такую обстановку у молодого парн
Но через несколько лет «новый Паша» совершенно не вязался с собой прежним. При том что иконы и Библия по-прежнему в его жизни присутствовали — он перевез их из родительской квартиры в нашу. Лики святых расставил повсюду, а Вечная книга лежала на прикроватном столике, и он довольно часто читал ее перед сном. Я не могла понять: как можно верить в Господа и вести такой образ жизни?».
«У тебя одни трусы стоят дороже, чем весь Юлькин гардероб!». Мамаев и скупость
«Больших денег-то мне Паша не давал. Я не одевалась в крутых бутиках, в институт ездила, как и раньше, на метро. Как-то спросила: «Может, пора купить мне машину?». Он расхохотался: «Нет, детка, ты еще не доросла…».

Однажды собрались на какой-то семейной вечеринке с футболистами и их женами. Мамаев стал привычно хвалиться брендовыми шмотками. Супруга одного из игроков вдруг говорит ему: «Как не стыдно? У тебя одни трусы стоят дороже, чем весь Юлькин гардероб!» Он надулся, ничего не ответил, но на следующий день принес в подарок дорогую сумку.
Почему же человек, позволявший себе за один вечер спустить в клубе пару десятков среднестатистических зарплат, не желал тратиться на свою девушку? Наверное, думал — а зачем? Ведь он меня уже завоевал».
«Паша очень классно умеет заливать в уши». Мамаев и измены
«Доброжелатели» все чаще доносили мне: «А ты знаешь, что Мамаева видели с бабой?». Я всем говорила: «Вы просто завидуете. Паша не такой, он самый верный мужчина на свете и вообще самый лучший».
Долго жила в этих розовых очках, не замечая очевидного. Как-то зашли с ним в элитный магазин на Лубянке — незнакомая девушка лет тридцати буквально повисла на нем. Ворковала: «Как же я соскучилась! Нам обязательно надо встретиться!». Паша явно растерялся, сказал ей: «Увидимся». И потащил меня к выходу.
Я тут же его спросила, что за мадам. Он отмахнулся: мол, знакомая знакомых, толком ее не знает и виделись они то ли один раз, то ли два.

Пашка очень классно умеет заливать в уши, то есть врать. А я ему верила. Однажды уехала на каникулы на неделю. И вот возвращаюсь, Мамаев встречает в аэропорту с букетом роз. Приехали домой. У нас в гостиной пол был выложен белоснежным кафелем, мебель тоже светлых тонов — вдруг замечаю везде черные волосы, прямо клоками валяются. У меня сердце упало. Спросила: «У нас что, кто-то был?».
Пашка начал юлить: «Это же твои волосы, просто я не прибирался тут неделю». Зашла в ванную — там на шампунях, маслах все крышечки открыты, духи мои наполовину использованы. И он сознался, что да, с ним жила девушка. А ведь в квартире повсюду наши общие с Пашей фотографии, мои вещи! Тем не менее тот факт, что мужчина не одинок, дамочку совершенно не смутил.
Позже общие друзья показали фото этой барышни. Некая Виктория, старше Пашки лет на десять. Рассказали, что она сопровождала Мамаева даже на сборы. При том, что меня-то он никогда не брал, говорил, что там спортивный режим, дисциплина».
«Либо сидишь и помалкиваешь, либо валишь из его жизни». Мамаев и отец
«Пашкин отец Константин Арсентьевич как-то заявил мне открытым текстом: «Да, у моего сына много соблазнов. Он знаменитый спортсмен. Так будет всегда. А ты либо сидишь и помалкиваешь, либо валишь из его жизни».
Пашка со своим отцом, конечно, очень похожи. Прямо один в один. И такой же трехэтажный мат, если вдруг что-то идет не так, как им хочется. Вместо того чтобы отчитывать сына за непристойное поведение, отец закрывал на это глаза. А если тебе все разрешает собственный папа — ничто и никто не может удержать.

Тетя Оля — Ольга Юрьевна — мягкая, добрая, мужу не перечит. Главный там папа — как скажет, так и будет. Он всячески поддерживал сына. Я ему категорически не нравилась, считал, что верчу Пашкой, пытаюсь поставить под каблук.
Как-то пришел, когда Паши не было дома, с порога заявил мне: «Сейчас я тебе кое-что покажу». Прошел на кухню, поставил на стол четыре стакана. Один по центру. «Это, — говорит, — Паша, — остальные расставляет вокруг: — Второй стакан — это я. Третий — Оля, Пашина мама, четвертый — сестра Женя. Мы семья, и всегда ею будем. А тебя в этой раскладке нет. Так что знай, девочка, свое место». И ушел.
Сейчас подруги из футбольной тусовки прикалываются: «Видимо, Господь наказал Константина Арсентьевича, послав Алану — Пашкину нынешнюю жену». Наверное, это шутка. Я с ней незнакома.
Мамаев-старший как-то при мне говорил сыну: «Запомни — каждая последующая баба хуже предыдущей, неизвестно, какая придет вместо этой твоей Юли, — потом добавил: — Только надо, чтобы она закрыла уже рот и не выступала».
«Получишь по пятере тыщ баксов на ребенка». Мамаев и брачный договор
«Раньше-то деньги казались ему самым главным на свете! Помню, как-то ехали в машине, стоя в пробках, обсуждали свадьбу. Стали прикидывать, где устроить торжество, кого пригласить, каким будет платье невесты… Такой романтический момент.

И вдруг Паша говорит, что должен подготовить брачный договор. «В смысле?», — я даже не сразу поняла, что он имеет в виду.
— Подпишем договор, что при разводе ты получишь не половину моего имущества, а по пятере тыщ баксов на каждого ребенка. Если детей будет четверо, получишь двадцатку, — и все на полном серьезе, никаких шуток. Еще не поженились, а он уже прикидывает, как бы при разводе меня подставить. Вот такая любовь. — Если не согласишься, я все перепишу на папу и маму, тебе в любом случае ничего не достанется».
«Я люблю тебя. Но мы не можем быть вместе». Мамаев и расставание
«О расставании Мамаев сообщил мне в смске. Видимо, не хватило смелости сказать это в глаза. И добавил, чтобы я забирала Тиму, нашу собаку, и Персика, нашего кота: «Мне они без надобности, некогда ими заниматься». Такой чужой и холодный тон…
Я собрала свои вещи, прибралась и даже полы помыла. Стояла в дверях — кот в переноске, собака на поводке, вещи в сумке — заходит Мамаев. В квартире чистота. А я уже была на успокоительных таблетках, в голове пусто. Отдаю ему ключи. И вдруг замечаю, что он… плачет. Сказал: «Я тебя очень люблю. Но мы не можем быть вместе».
Отвечаю: «И я тоже тебя люблю». И ухожу.

Через две недели приехала забрать кое-какие оставшиеся у него мои вещи — в тумбочке вперемешку с моим лежало чужое женское нижнее белье. Свято место пусто не бывает… Общие друзья передали его слова: «Без Юли в доме стало грязно». Как будто не любимая девушка уехала, а домработница».
«Может, он энергетический вампир?». Мамаев и преследование бывшей
«Я долго выбиралась из тяжелой депрессии. И ладно бы «с глаз долой — из сердца вон», но Мамаев меня не отпускал. Даже когда женился и стал отцом. Кстати, я удивилась, узнав, что состоялась свадьба и Алана ждет ребенка. Моя мама как-то пошутила: «Ты пять лет не могла забеременеть — а она за два месяца успела, надо же, какая шустрая…».
Вдруг Паша написал мне: «Юль, ты лучшая из всех мам». Нетрезвый, что ли? Откуда ему знать, какой я была бы мамой? Так ему и ответила. Предлагал снова начать встречаться: «Если хочешь, я сниму квартиру и буду тебе платить, только будь со мной». Какая прелесть! Несостоявшаяся жена становится любовницей, содержанкой?! Написала ему в ответ: «Ты, наверное, удивишься, но не все измеряется деньгами». Он писал: «Ты — лучшая». Хотелось ответить: «Это по сравнению с кем, с твоей женой?»
Когда-то мы вместе мечтали, что у нас будет загородный дом, конюшня и лошади. И тут он присылает мне фото коня и приписку: «Это я своей жене на день рождения подарил». Пишу в ответ: «А мне-то зачем об этом знать?»
Может, он садист? Энергетический вампир? Я шесть раз меняла номер телефона — но Паша каким-то непостижимым образом узнавал мои новые координаты и снова писал. Уезжала жить в Питер — словно убегая от воспоминаний и от себя самой. Потом устроилась работать стюардессой, облетела полмира. Сейчас учусь в США на дизайнера. Прошлое отпустило. Но друзья по старой привычке до сих пор пересылают ссылки с сообщениями: «Вот посмотри, что опять твой бывший отчебучил». Это грустно».

Источник

Оставить комментарий